Поэзия

XGgCW4GhcxIНиколай Николаевич Туроверов — уроженец станицы Старочеркасской, донской казак. Перед войной он закончил реальное училище, а с началом войны в 1914г. поступил добровольцем в Лейб-гвардии Атаманский полк, воевал, потом -ускоренный выпуск Новочеркасского военного училища и снова фронт.

После Октября вернулся на Дон, и в отряде есаула Чернецова сражался с большевиками. Участвовал в Степном походе, был четырежды ранен. В ноябре 1919 г. стал начальником пулеметной команды Атаманского полка, музей которого потом вывез во Францию. За несколько месяцев до исхода награжден Владимиром 4-й степени. На одном из последних пароходов врангелевской эвакуации покинул Крым.

Затем был лагерь на острове Лемнос, Сербия, Франция. Во время Второй Мировой войны воевал с немцами в Африке в составе 1-го кавалерийского полка французского Иностранного легиона, которому посвятил поэму «Легион». Вернувшись в Париж, работал в банке и активно участвовал в жизни белоэмигрантов — казаков. Создал «Кружок казаков-литераторов», возглавлял Казачий Союз, был главным хранителем уникальной библиотеки генерала Дмитрия Ознобишина.

Умер поэт 23 сентября 1972г. и похоронен на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Ветер

Дуй, ветер, дуй! Сметай года,
Как листьев мертвых легкий ворох.
Я не забуду никогда
Твой начинающийся шорох,
Твоих порывов злую крепь
Не разлюблю я, вспоминая
Далекую родную степь
Мою от края и до края.
И сладко знать: без перемен
Ты был и будешь одинаков, —
Взметай же прах Азовских стен,
Играй листвою буераков,
Кудрявь размах донской волны,
Кружи над нею чаек в плаче,
Сзывай вновь свистом табуны
На пустырях земель казачьих
И, каменных целуя баб
В свирепой страсти урагана,
Ковыльную седую хлябь
Гони к кургану от кургана.

Равных нет мне в жестоком счастьи

Равных нет мне в жестоком счастьи:
Я, единственный, званый на пир,
Уцелевший еще участник
Походов, встревоживших мир.
На самой широкой дороге,
Где с морем сливается Дон,
На самом кровавом пороге,
Открытом со всех сторон,
На еще неразрытом кургане,
На древней, как мир, целине, —
Я припомнил все войны и брани,
Отшумевшие в этой стране.
Точно жемчуг в черной оправе,
Будто шелест бурьянов сухих, —
Это память о воинской славе,
О соратниках мертвых моих.
Будто ветер, в ладонях взвесив,
Раскидал по степи семена:
Имена Ты их, Господи, веси —
Я не знаю их имена.

Уходили мы из Крыма

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня,
Я с кормы все время мимо
В своего стрелял коня.
А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Все не веря, все не зная,
Что прощается со мной.
Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.
Мой денщик стрелял не мимо,
Покраснела чуть вода…
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.

Донской поэт Евгений Меркулов

КАЗАЧЬЯ ВОЛЬНАЯ

Разверни меха, гармонь,
Не вздыхай так тяжко.
Кто в джигитке половчей – выходи вперёд!
Как серебряный огонь,
Засверкала шашка.
Эх, крути-верти, казак, зажигай народ.

Воля, шашка, добрый конь –
В этом суть казачья,
Нить, что связывает нас крепко сквозь года.
Так ведётся испокон
И никак иначе,
И другому не бывать, братцы, никогда.

Напою коня водой
Из родного Дона,
Сяду верхи, как учил некогда отец.
Пронеси меня, гнедой,
Рысью вдоль затона,
Подминая на скаку мяту и чабрец.

Воля, шашка, добрый конь –
В этом суть казачья,
Нить, что связывает нас крепко сквозь года.
Так ведётся испокон
И никак иначе,
И другому не бывать, братцы, никогда.

Государственных оков
Нам милей свобода.
Сколько раз пыталась власть перерезать нить,
Только роду казаков
Нету перевода.
Жили вольными, Бог даст, дальше будем жить!

Воля, шашка, добрый конь –
В этом суть казачья,
Нить, что связывает нас крепко сквозь года.
Так ведётся испокон
И никак иначе,
И другому не бывать, братцы, никогда.

КАК КАЗАК ЧУТЬ В РАЙ НЕ ПОПАЛ
(по мотивам казачьих сказок)

А было это, братцы, так —
На ярмарке Покровской
Купил волов себе казак
Станицы Дубенцовской.

Ему бы враз домой идти,
Глядишь, поспел бы к ночи,
Да в кабаке он по пути
Залил со сватом очи.

Не кажный день такой улов
Выходит, скажем смело.
Так выпить чарку за волов,
Кубыть, святое дело.

Рога и холки, и хвосты,
И каждое копыто…
Короче, было всё, браты,
Старательно «обмыто».

Ночь запалила каганцы
И в Дон плеснула дрёму,
Тогда решили молодцы —
Пора бы ехать к дому.

И поплелись волы, пыля,
От кочки и до кочки.
Казак играл «Про Шамиля»
И «Полно вам, снежочки».

Играл, да трошки задремал.
Чай, выпито не мало.
Да шлях туды-сюды путлял,
Ероя укачало.

Волы же сами по себе
Брели, пока не встали.
Ни тпру, ни ну, ни цоб-цобе,
Как царь на пьедестале,

Как бравый воин на посту,
Как лыцарь на картине.
Случилось это на мосту,
Как раз на середине.

Донец проснулся, не поймёт,
С какого переляка
Сияет звёздный небосвод
Внизу? Вопрос, однако!

Ну, не хватило, казаки,
Ему соображенья,
Что это в зеркале реки
Простое отраженье.

А он решил наоборот
(Причину я не знаю),
Что коли снизу небосвод,
Так он подъехал к Раю.

Решил: «Господь наверняка
Усилить Райзащиту
Призвал живого казака
В свою святую свиту».

Хотя превратностей в судьбе
Ерой видал без счёта,
Но, скажем, трошки оробел
С такого поворота.

— Святые все — цари, князья,
Вельможные персоны…
С простыми хлопцами, как я,
Им знаться нет резона.

На кой мне сдался энтот Рай
И шлях Чумацкий звёздный?
Поеду я в родимый край,
Пока ишо не поздно.

Ну, что стоим? А ну, пошли!
Не то пропарю спины.
Идите прямо до земли,
Ленивые скотины! —

Волы взохнули: «Вот, чудак.
Поспи, такая ночка!»
И, не спеша, за шагом шаг
Спустились вниз с мосточка.

Глядит вокруг себя казак —
Всё стало вновь привычно:
Вон, наверху Чумацкий шлях,
А снизу шлях обычный.

И, слава Господу Христу,
Дорога та знакома.
По ней пройдёшь одну версту
И будешь возле дома.

А дома жинка и обед:
Блины, да медовуха.
Ить с райских яблок толку нет,
А токмо пучит брюхо.

Да, повезло на энтот раз,
Сумел пройти по краю.
А не проснись он в нужный час,
Волы свернули б к Раю.

А там при картах при таких
Иного нет расклада —
Быть вестовым у всех святых.
Оно нам, братцы, надо?

 Стихи о казаках

Казачья степь, казачья степь!
Ты – наша мать, а Дон нам — батя!
И нам ещё силёнок хватит
На шашки взять лихую смерть.

Казачья степь – душе раздолье!
Нет для неё милей подарка.
За степь, где дышат ветром вольным,
Давай, станичники, по чарке!

Степь казачья давала нам силы,
Нрав особый – лихой, бесшабашный.
И всегда басурмана бесила.
За неё мы сходились на шашки.

За простор, дух степной, буераки,
За полынь, да ковыль у межи…
Слава Господи, что мы казаки,
Что в нас кровь наших дедов бежит!

Казачья степь, казачья степь!
Ты – наша мать, а Дон нам — батя!
И нам ещё силёнок хватит
Перебороть лихую смерть.

А коль Богом задумано будет,
Чтоб скатились головушки с плеч.
Мы себе прежде славы добудем,
Чтоб со славой в степь милую лечь.

Где так с детства дышалось привольно,
Где так любо, где сердцу уют,
Где обнимет донское раздолье
И по полной ветра отпоют.

Казачья степь, казачья степь!
Ты – наша мать, а Дон нам — батя!
И нам ещё силёнок хватит
Перебороть лихую смерть.

Она стояла пред иконой
Она стояла пред иконой,
Папаху сына теребив,
Её с похода привезли ей,
Далече сына схоронив.

Он первым бросился в атаку,
Когда они пошли в прорыв,
И тотчас был смертельно ранен,
Собою сотника прикрыв…

Эх, нелегка казачки доля,
Муж тоже сгинул на войне,
Растить детей, вести хозяйство
Ей тяжелей было вдвойне.

Работать в поле, в огороде,
Кормить детей и стариков,
У каждой матери казачки
Без мужа был удел таков!

Но, время быстро пролетело,
Минуло несколько годков,
И сын подросший, возмужавший,
Идти в поход уже готов.

И вот, теперь, глубокой ночью,
На лик Христа подняв глаза,
Казачка сына вспоминает,
А по щеке течёт слеза.

Поклон Вам – матери-казачки,
Всем тем, кто любит нас и ждёт!
Пока Вы живы и здоровы,
Жив будет весь казачий Род!

Не грусти понапрасну, родная.
Не грусти понапрасну, родная,
Не кляни ты злодейку-судьбу,
Ведь ты знала сама, дорогая,
Что давала ты жизнь казаку.
А казак? Это значит — свобода!
Это значит — закон Большинства,
Это значит — готовность, забота
Сохранять все заветы отца!
А заветы? Тебе все известны –
Быть готовым всегда и везде
Защищать свое право свободы,
Приносить себя в жертву судьбе.
Слава Богу,что мы казаки.
Слава Богу,что мы казаки
Вот молитва казачья святая
Наши сотни и наши полки
С нею крепнут от края до края
Слава Богу, что мы казаки
От Курильской гряды до Азова
От Сибирских рек до Дунай-реки
Славься воинство наше Христово
Слава Богу, что мы казаки
С нами братство, знамена и песни
От Карпатских гор до Амур реки
Мы с молитвой этой воскреснем
Слава Богу, что мы казаки
Слава Богу, что мы казаки!

(962)

Один комментарий к “Поэзия

  1. Уважаемые казаки предлагаю вам познакомиться с моей книгой-сборником стихов казачьих поэтов «Казачья слава и печаль» для этого наберите на любом интернет поисковике наберите: Казачья слава и печаль. С уважением: Любишкиин В. Я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.